Архив рубрики: Рассуждения

Скучная одежда

Что это такое? Откуда берется скука одежды?

Скука вообще очень интересная штука. В своей основе это фаза истощения реакции стресса. Или страх этой фазы (весьма неприятной).

Сначала организм на любой стресс реагирует мобилизацией, усилением жизнедеятельности, повышением общего, так сказать, энергетического уровня (это так субъективно ощущается, есть гормональное объяснение). А через некоторое время, если задача не решена, воздействие стрессирующего фактора не скомпенсировано и не исключено, наступает истощение.

Животное (в том числе, человек) переходит в фазу экономии ресурсов. Поменьше тратить становится важнее, чем перспектива разрешения проблемы. Мы пытались, вложили много сил, но ничего не получилось, а силы кончились. Полежим тихо, может, все как-нибудь само образуется.

Если не брать ситуации, связанные с физическим выживанием, само образуется редко, почти никогда. Часто бывает, что человек в принципе перестает интересоваться какой-то сферой жизни. Я пытался сделать нечто важное для меня, у меня ничего не получилось и я пережил упадок сил, после которого пришлось восстанавливаться. Больше я этим заниматься не стану, и на важность этого забью, не надо нам ничего такого, обойдёмся.

Нормальное решение, но часть поля зрения как будто гаснет и погружается в серую тень. Счастья это не прибавляет.

Скучно бывает либо от слишком простых и однообразных задач, когда нет собственно стресса, либо когда человек дошел до стадии истощения.

Поэтому и правило «отдых – это смена деятельности» работает. Истощив свои силы одной задачей, но не до конца, не до глубокой депрессии (очень задолго до этой фазы, просто когда становится не так интересно), мы переключаемся на другую, с которой успешно справляемся. Общий энергетический уровень возрастает, и та сложная или просто «долгоиграющая» задача вновь становится интересной. Мозг, опять же, продолжал что-то внутри себя шуршать по заданной теме, даже когда внимание было в другом, и какой-то результат может просто выдать на-гора сразу, внезапным озарением.

Итак, скучная одежда – это костюм для фазы истощения. Неинтересно, нет сил. Поэтому просто хоть как-то. Интересно, что это отличается от «я так занят другими интересными делами, что мне пофигу, что носить».

Во втором случае человек выбирает вещи с деталями или сочетает их как-то иначе. Или носит по-другому. Не нарочно, ему же пофигу, просто в силу общего состояния. Видно, что не просто надел абы что как с закрытыми глазами и не оделся по инструкции (что тоже равно закрытым глазам).

К простоте и сложности костюма скучность не имеет отношения. Иногда можно услышать о ком-то, кто одевается с интересом и вкусом, что он одет скучно, слишком просто. Но это проекция, примерка на себя, «мне было бы скучно такое носить». А ему или ей весело и приятно.

Скучная одежда – это та, в которой нет идеи. Нет задачи, которую человек с удовольствием и интересом решил для себя.

Как вложить идею? Решить задачу – значит сформулировать задачу. Иногда этого бывает достаточно, иногда нужно ещё поработать, но без этапа формулирования задачи её не решить.

Можно так. Взять список обязательного и подумать, что для вас значат эти требования, почему это важно. Если есть деталь или несколько, которая присутствует или нужна везде, почему она нужна, какой в ней смысл?

Второй вариант – от образа. На кого хочется быть похожим? Чей костюм хочется носить? Это могут быть и «готовые» чужие образы, и некий собственный «образ мечты«.

Третий способ – общая эстетика. Из кучи картинок, которые «просто нравятся» можно вычленить эстетические предпочтения и на основании их сформулировать задачу.

Можно, разумеется, комбинировать все три способа.

Нескучная одежда не обязательно окажется комфортной и приладить ее к вашему телу, фигуре, манере двигаться и говорить – отдельная задача. Иногда она сама собой решается, чаще – нет.

Еще одежда может быть скучной именно потому, что не позволяет двигаться как этому человеку надо. И так загоняет в фазу истощения чисто физически. Не получается сбросить «оковы», не помахать руками. Не походить широким шагом. Животное скучнеет, сворачивается в углу и смотрит грустными глазами.

Романтическое -обтягивающее

Вчера ходила к новой клиентке, она задала вопрос: «Почему людям не нравятся свободные одежды?» (как на мне). Ей-то нравятся (иначе она не пошла бы ко мне в клиентки). Обсудили. Эта барышня не единственный человек, с кем я говорю про плотность посадки одежды в последний, скажем, месяц, поэтому у меня есть некоторое количество мыслей.

Она говорит, что массово мужчинам не нравятся свободные одежды на женщинах, и женщинам тоже не нравятся. Я думаю, что у нее смещённая выборка, но в общем и целом одежда, не подчёркивающая фигуру, обычно считается неженственной, а женщине выглядеть неженственно — это атата и фуфуфу. И красота, опять же, требует жертв. Это я легко посылаю в туманную даль всё лично мне не настолько нужное, чтобы приносить жертвы, но не все люди.

Вообще плотность посадки одежды — некий маркер её «женственности/мужественности». Типа брюки в обтяжку мужчины носят только если они гомосексуалы. Не надо мне доказывать, что это не так, я знаю :) Видела и гетеросексуальных мужчин в штанцах в обтяжку, и гомосексуальных в обычно свободных мужских штанах.

В общем-то и в раньшие времена женская одежда была боле облегающей, по крайней мере, торс. Юбки как раз были длинными и широкими, и мелькающие из-под них ножки были эротическим объектом (а не романтическим, кстати, хм, да…). Корсеты носили почти исключительно женщины (мужчины — только экстремальные франты). Я думаю, это связано с представлением о мужчине как о человеке, занятом всякой физической деятельностью, а женщина типа лилия, которая не прядёт. Может, иногда вышивает. Крестьянки или женщины в не очень богатых буржуазных семьях могли работать в полный рост, и тот же традиционный сарафан с рубахой — одежда просторная, не стесняющая движений.

Но и изящной её не назовёшь. Практичная — да! Красивая — вполне, если новая и не выцветшая, особенно, вышивки. Нарядная тоже бывала. Но не женственная в романтическом смысле. С точки зрения отличия женщины от мужчины — очень даже. Но не романтическая ни разу.

Забавно, что часть моих одежд как раз плотно облегающие, это безрукавые майки из неэластичных тканей. Возможно, это надо называть блузками, но у них не бывает застёжки спереди, только молния сбоку, так что я зову их майками. Я не чувствую себя в этих майках одетой романтически-женственно. Я себя в них чувствую свободно и готовой (приспособленной) к решительным действиям :) Руки свободны, тело свободно, одежда никуда не сбивается. С точки зрения внутреннего функционала это как жилетка Петра I, царя-плотника. А если моё тельце в них выглядит женственно, мне нормально, я же не поступилась ни граммом удобства.

Второй аспект — мода на плотность посадки и вообще на то, как сидит одежда. В старых фильмах можно увидеть мужчин в высоко сидящих брюках (часто на подтяжках). Сейчас так практически никто не носит, это выглядит странно. Теперь мужские брюки сидят заметно ниже талии даже у худых, а если есть какой-то живот, пояс брюк оказывается под ним. Женская одежда раньше сидела менее плотно (тоже можно посмотреть в старых фильмах, например, на женские ситцевые платьишки с юбкой-колоколом). И так далее. Это общие веяния моды.

И дополнительно к общей моде на более плотную посадку — в целом плохая посадка магазинных вещей. Возможно, раньше и с этим было получше, а теперь, когда основным поставщиком одежды в Россию стали глобальные сети и азиатские производители no name, возможно, стало хуже. Типичная китайская женская фигура менее рельефна, чем европейская и российская. Бывает всяко, но в общем и целом в среднем по палате это так. Стандартные фигуры, на которые шьют одежду для магазинов, стали более-менее совпадать с меньшим количеством покупательских фигур.

Если что-то плохо сидит, и тесно в груди, это оценивается как сидящее лучше, чем если в груди нормально, а в талии болтается и комкается. Поэтому выбирают маловатое, сидящее тесно. В выпуклых местах часто получается ну очень тесно. Зато в тонких местах не безобразно широко, и хоть можно догадаться, что тонкие места есть. Привычный выбор из двух зол не перестаёт быть злом, но становится привычным, «все так ходят», и как бы так и надо. Вообще-то это, как минимум, дискуссионный вопрос, надо ли, чтобы одежда сдавливала грудь (практически неизбежно при этом обтягивая и спину, делая отчётливо видимыми, как минимум, контуры лифчика, а как максимум — энное количество жировых складок). Но когда «все так ходят» и доступной альтернативы не видно, у большинства мыслей «а хорошо ли это?» не возникает.

И ещё насчёт «мужчинам не нравится». Они же в упор не понимают, как неудобно в тесной одежде! Сами-то не носят такое :) Прибавка к обхвату бёдер в мужских брюках не меньше 6 см, в плотно сидящих женских бывает и ноль и ещё обхват бёдер заужен (эту мерку можно снимать по-разному). Если б они знали, каково это, может, и не так хотели бы видеть на женщинах :)

Стать средой

Наткнулась в Фейсбуке на комментарий (неважно, к чему): «Чтобы стать невидимым для среды — надо стать средой». Автор этих слов точно не имел в виду насильственный конформизм, я достаточно его знаю, чтобы это утверждать. И мысль мне очень понравилась.

«Не хочу, чтобы на меня пялились» — довольно частое желание женщин, которые хотят что-то придумать или просто заказать из одежды. Не у всех, конечно. Есть и наоборот, желающие, чтобы все оборачивались, женщины сворачивались, как молоко, от зависти, а мужчины укладывались штабелями от непереносимого восторга.

Но и желающих избежать неприятного, излишнего, навязчивого, недружелюбного внимания достаточно. Мне они встречаются чаще, чем те, кто наоборот. Стать невидимым для среды, которая оказывается достаточно агрессивной — как раз то, что надо.

Что такое «стать средой»? Это совсем не значит прикинуться ветошью и не отсвечивать. Если, конечно, вы не живёте на складе ветоши, где больше совсем ничего нет. Ничего, даже мышей, сторожа, электролампочки… Да и стен тогда уж… Есть ли в таком случае склад? Или это сферическая ветошь в вакууме?

Я имею в виду, что всякая реальная среда неоднородна. В ней есть разные компоненты, ниши, роли. Это уже даёт некоторый простор и разнообразие вариантов. Лампочка, сторож, стена, дверь, потолок, сама ветошь, мышь — уже совершенно разное, есть, из чего выбрать и кем/чем прикинуться :)

Второй тезис, столь же очевидный, но часто забываемый — среда действительно состоит из всего, что в неё входит. Население Москвы, например, это не только ваши соседи, коллеги, пассажиры метро и водители, но и вы сами. И я. «Их» много, а я одна, да, конечно. Но «они» — это такие же отдельные люди. И среда, в которой они живут, запросто вместит в себя и меня, и вас. Собственно, мы все и есть эта среда. И даже если на пресловутом складе ветоши появится, к примеру, рыжий кот (сторож завёл ловить мышей), склад станет другим, среда изменится (был склад без кота, а стал с котом), включит в себя кота, и кот станет для внешнего наблюдателя частью среды, такой же, как всё остальное, что на том складе есть.

Кот, которого принесли на склад, ничего не делает специально, чтобы стать средой, он просто живёт котом, не пытаясь вступить с окружающим в агрессивное взаимодействие. Мышей ловит и ест, но это не нарушает обычного течения жизни — да, кошки едят мышей. А если бы на месте кота была рыба? Через небольшое время был бы склад с дохлой рыбой. Может быть, её съел бы сторож… Или кот. Если бы рыбе повезло, стал бы склад с аквариумом. В общем, и рыба стала бы средой, а среда изменилась бы.

Если думать о социуме как о лоскутном одеяле, можно быть любым лоскутком, и быть средой. Можно быть и ниткой, которая соединяет лоскутки, тканью изнанки одеяла, тем, что у одеяла внутри… Важно ощущение, что ты и есть среда, и тут быть можно.

«Как студентка»

Обычный запрос «про одежду» ко мне примерно такой: «всё в целом нормально, но мне больше не подходит стиль «как у студентки», и надо найти что-то другое». Если что-то повторяется, логично предположить, что это не флуктуации, а явление природы, и стоит его описать и изучить. Попробуем для начала описать :)

Люди каким-то образом успешно воспроизводят на себе некоторый стиль, и он примерно один и тот же по идее и духу, хотя и разный по исполнению. А потом он перестаёт их устраивать, и завести новый таким же способом, каким завели прежний, не получается. Что такого в этом «как у студентки», что его легко завести себе?

Лучшее (на мой взгляд), что можно прочитать в качестве универсальных советов, необходимо и достаточно для создания хорошего, красивого и адекватного «студенческого» образа. Не именно студентки вуза, возможно, молодого специалиста, начинающего кого-то. Когда я думаю об этом состоянии, мне приходит в голову слово «инженю». Девушка на пороге взрослой жизни.

Уже не ребенок, но еще не освоилась как взрослая, и среда новая. В любой непонятной ситуации… Сделай ее более понятной :) Неважно, как именно, лишь бы получилось. Логично делать самое простое и быстрое. Одеться с соблюдением правил — быстро. Не вмиг, там достаточно тонкостей, но точно быстрей, чем из начинающего (менеджера, мамы, музыканта, жены, программиста и далее по списку социальных идентификаций)сделаться опытным, приобрести профессиональные и иные навыки, научиться зарабатывать и т.д.

И привести нечто в соответствие формальностям проще, чем придумать и воплотить свое. Поэтому толковый блог или сайт про красоту, моду и стиль — отличная вещь. Мне нравится сайт Лавинии Лонд. Это не значит, что мне бы хотелось с ней дружить или я принимаю для себя все, что она пишет. Но примерно половина содержания — это «техника безопасности». Соблюдай, и не будешь выглядеть нелепо, и люди определенного круга признают тебя своей. Может быть, как младшего товарища, но встретят по одежке вполне благосклонно.

Человек в любом возрасте может оказаться в положении инженю. Например, сменив профессию или переехав в другую страну.

Но предположим, что прошло некоторое время. Человек освоился. Научился, чувствует себя профессионалом, вполне уверенно в предметной области и взаимоотношениях с людьми, в том числе, личных. И так далее. В общем, стал взрослее. Это может произойти и в 20 лет, и в 60.

И образ инженю уже ощущается как неродной (что логично), и «техники безопасности» недостаточно для счастья. Она не теряет своей актуальности, но хочется чего-то еще. А вот чего?

В образе инженю нет позитивной составляющей, это сплошная защита. А когда я хочу сделать что-то уже вполне от своего лица, как я должна выглядеть? Должна не по правилам, а для ощущения сообразности внутри себя.

Это уже строго индивидуально, и для кого-то подойдут джинсы и майка, а для кого-то дорогой (и это видно) деловой костюм. А для кого-то развевающиеся платья, или жилет с кожаными ремешками, или я не знаю, что.

Одежда как игра

Лично я не люблю  всей этого игровой парадигмы, вообще нигде. Но люди любят. И есть такой подход к одежде, как к игре, как к маскараду. И раз есть, то почему бы и нет.

В конце концов, этот подход восходит к почтенной традиции карнавалов и смеховой культуры вообще. В каком-то смысле любой разворот наоборот ритуала (сто раз описанный Фрезером) — карнавал. Раз, и стало наоборот! Убиваем того, кого почитали, прогоняем того, кому поклонялись, пляшем и едим с теми, кого боялись и сторонились (всякие праздники мертвых). И ведь это все очень серьезные вещи. Это мистерии, которые нельзя совершать когда попало, как попало и, разумеется, нельзя жить так всегда. Нельзя шутить с хаосом.

Есть еще трикстеры, которые как бы играют всегда, все нарушают, над всеми шутят и смеются сами. Но и трикстеры действуют в общем порядке, который нельзя нарушить. Или ты быстро перестанешь быть. Психопат — очень ненадежная конструкция.

Это было лирическое отступление :)

В приземленном, техническом и практическом смысле мне не нравится «игровой» подход к одежде, потому что это уполовинивание смысла наших занятий. Если внешнее — только маска, а не выражение внутренней сути, нарушается та общность внешнего и внутреннего, ради которой лично я все это и затеваю. Ну окей, могу не копать.

Тогда остается сосредоточиться на создании имиджа, серии имиджей, помочь человеку научиться воплощать образы, которые ему нужны, на том материале, какой есть в его распоряжении. То есть из своих внешних данных, включая манеру двигаться и говорить.

Тем, кто играет в одежду, обычно нужны несложные в реализации образы, которые можно наложить на любую не слишком вызывающе другую внешность.

А персональный стиль, то общее, что остается в любой подходящей одежде, складывается в этом случае как мозаика имиджей. В конце концов, все это маски одного и того же человека, почему бы им не складываться во что-то внятное, как множество фотографий людей какой-то национальности или местности складываются в усредненное лицо.

На всякий случай — звериная серьезность в одежде и одевании мне так же не близка. Эта та же самая безответственная игра в маски, только маски другие. Кого-то жестко впечатанного в социум, живущего в своей роли в полный рост, без всяких там шуточек. Это тоже убивание человеческого. А я люблю живое.

Про типы внешности

Животные делятся на а) принадлежащих Императору, б) набальзамированных, в) прирученных, г) сосунков, д) сирен, е) сказочных, ж) отдельных собак, з) включенных в эту классификацию, и) бегающих как сумасшедшие, к) бесчисленных, л) нарисованных тончайшей кистью из верблюжьей шерсти, м) прочих, н) разбивших цветочную вазу, о) похожих издали на мух.
Утверждается, что китайский источник

У меня есть некоторое предубеждение к классификациям как к однозначному раскладыванию на кучки, если речь о естественных объектах. Искусственные объекты легко поддаются таким классификациям, потому что их сделали целенаправленно, то есть ещё на этапе замысла отнесли к какой-то группе. Например, детали лего наштамповали красные, синие, зелёные и жёлтые, с двумя, четырьмя и шестью пупырышками. Поэтому любую деталь мы однозначно относим к той или другой группе.
Замысел творца в данном случае существует и прозрачен. С живыми объектами не так. С точки зрения эволюциониста замысла нет никакого, и творца нет. С точки зрения креациониста Творец есть, но замысел его так просто не постичь. В любом случае живые существа — не детали лего :)
Классификации при этом работают. Их приверженцы говорят, что всё разнообразие, например, людей вполне раскладывается в энное количество типов. Я думаю, это эффект инструмента. Если у вас в руках молоток, всё вокруг будет либо гвоздями, либо шурупами, либо стеклянными шариками, либо ватой. Например, голова человека, орехи и телефон будут стеклянным шаром (необратимо разрушается от удара молотком), подушка, свитер и сугроб будут ватой (нельзя забить никуда и не портится), ножка от табуретки будет шурупом (забить можно, но сложно и в процессе, скорей всего, испортится), а лом будет гвоздём.
Что нам даёт «молотковая» классификация? Знания о молотке. Если у нас нет молотка, от неё никакой пользы, а если у нас в руках другой инструмент, она перестаёт работать. Якобы перестаёт. На самом деле она никогда не работала ни на чём, кроме молотка.
При этом предметы, с которыми мы взаимодействуем молотком, могут быть в разной степени подходящими для этого. Гвозди, железнодорожные костыли, деревянные клинья и подобные вещи комплементарны молотку, прекрасно ему подходят. «Стеклянные шары» от молотка могут только разрушаться, а с «ватой» не делается ничего, и идея бить молотком по сугробу, куче зерна или подушке вызывает исключительно недоумение. Если вы не молоток, конечно :)
Можно, конечно, подойти к вопросу шире, выпустить из рук молоток и попытаться найти более общий подход. С искусственными объектами это работает потому что любой из них создан с какой-то определённой целью.
С естественными объектами этот фокус не проходит. Даже если известны закономерности, определяющие их свойства, и сами объекты достаточно простые. Например, химические элементы. Периодический закон открыт. Таблица Менделеева — очень стройная штука, в ней даже нашлись места для ещё не открытых элементов. И при этом есть переходные элементы, проявляющие свойства и металлов, и неметаллов. И у тех, что определённо металлы, металлические свойства выражены с разной силой.
Живые объекты ещё хуже :) Достаточно практичные классификации (систематики) получаются, когда их строят на основе того, кто от кого произошёл. Тогда открытия новых видов, семейств и отрядов не приводят к тому, что всю систему надо выбросить и придумывать новую, а либо дополняют её, либо уточняют.
Моя дипломная работа была поиском ответа на вопрос, можно ли индивидуальную изменчивость раннего развития рыбы вьюна разделить на какие-то типы, или нет. В целом ответ — нет. Можно выделить более «таких» и более «других» зародышей, но между крайними вариантами — непрерывный ряд. Когда рыбки вылупляются из икринок и начинают взаимодействовать с окружающей средой, разделение на типы более вероятно.
Поэтому мне ближе подход тех же Леонгарда с Кречмером, которые выделили акцентуации, большинство из которых не исключает друг друга. Человек может быть одновременно, например, истероидом, психастеником и циклоидом. Какая-то акцентуация, конечно, будет ведущей, но бывает и две, и в разные периоды жизни бывает по-разному (в определённых пределах, конечно).
Аналогично построена и теория дош в аюрведе. Я думаю, что есть ещё подобные примеры.
Условия жизни и социальное окружение, конечно, формируют некий набор типов. Грубо говоря, если зелёного человека окружающие считают по умолчанию плоским, ему часто удобнее вести себя так, будто он плоский :) И он может искренне считать себя плоским, даже если он не такой. Если он не совсем уж шарообразный, и жизнь ему не мила без того, чтобы кататься :) И будет кататься, но его будет подъедать ощущение какой-то своей неправильности (ведь зелёный — значит плоский!). По-моему, это просто глупая и напрасная порча жизни самому себе. Не человек для классификации, а классификация для человека, и если классификация проявляет свойства прокрустова ложа, нафиг её. По-моему, так. (с)
При этом есть несколько классификаций людей, которые я вполне признаю. Первая — на три типа фигур: у которых больше сверху, больше снизу и одинаково сверху и снизу.
Сравнивать можно разные параметры. Например, ширину плеч и таза (бёдер) при взгляде спереди или сзади. Вертикали, опущенные из максимально выступающих в стороны точек плеч могут оказаться внутри таких же вертикалей через самые выступающие точки бёдер, могут оказаться снаружи, и могут (почти) совпадать. В первом случае «верх шире», во втором «низ шире», в третьем они одинаковые. Это самый формальный критерий. И не очень надёжный, по-моему, потому что в жизни мы видим друг друга не только строго спереди или сзади, но и сбоку, вполоборота и т.д. И аналогичное упражнение для самых выпуклых точек «верха» и «низа» для вида сбоку может дать на одной и той же фигуре совсем другой результат. Для вида сбоку надо уже просто сравнивать расстояния между вертикалями через самые выпуклые точки грудной клетки и живота/ягодиц.
Можно смотреть не на линейные размеры, а на объём плеч-груди и таза-бёдер. Тогда у женской фигуры с одинаковой ширины плечами и тазом, но с большой грудью будет «больше верх», а у мужской фигуры с тоже одинаковой шириной плеч и таза и большим животом будет «больше низ». Мне больше нравится смотреть на объёмы, потому что человек двигается и виден во всех сторон. И ещё не только физический объём имеет значение, впечатление зависит и от того, где человек носит «себя». Кто-то в голове, кто-то в груди, кто-то в животе. Это не значит, что если вы хотите, чтобы бёдра выглядели поуже и поменьше, надо «носить себя» повыше. Не надо. Побочные эффекты того не стоят.
В любом случае, есть две точных или примерных величины, которые мы сравниваем. И возможно только три варианта: 1) верх>низа, 2) низ>верха, 3) верх=низу (+/- погрешность). Вот и вся классификация.
Вторая классификация, в которую я верю — цветотипы. Все оттенки всех цветов можно разделить на холодные и тёплые и на чистые и с добавлением серого (от белого до чёрного). Соответственно, получается четыре группы оттенков: чистые тёплые, чистые холодные, тёплые с серым и холодные с серым. И из этих четырёх вариантов любое человеческое лицо лучше выглядит в окружении какого-то одного. Лучше, чем с остальными тремя. Кожа кажется свежее, глаза и губы ярче, и цветовое окружение не выглядит чужеродным. Тоже простое сравнение — из четырёх картинок одна красивей остальных. Не обязательно она будет небесной красоты, но всё равно лучше, чем другие три.
А больше ни в какие классификации людей по внешности я не верю. Есть разные свойства и особенности, и иногда удобно сказать «классик» или «деликат», но для меня это просто привязка к некоторому понятному собеседнику образу (группе образов), то же самое, что сказать «он такой, знаешь, принц Гэндзи» или «она Тургеневская барышня».
То, что я не верю в универсальные классификации (кроме упомянутых выше двух), никак не мешает мне сочинять классификации внешностей специально для конкретного человека, если ему нужно себя вписать в какую-то клеточку. ОК, вот классификация, и в ней есть клеточка, в которую вы очень аккуратно уместитесь. И даже все остальные люди уместятся в другие клеточки (а кто-то и в вашу). Это частный случай «молотковой» классификации.

Одежда для

Не так уж часто одежда нужна для строго определенных занятий или ситуаций и ни для чего больше. Но бывает. И даже, пожалуй, не так уж редко. Например, свадебное платье, костюм для офиса, униформа.

Униформа — отдельная история. А вот одежда, которой мы обзаводимся специально чтобы делать в ней что-то определенное, не так строго и детально регламентирована. Приобретая или изготавливая самостоятельно такие вещи, мы вкладываем в них наши ожидания, относящиеся к этой ситуации или деятельности.

Иногда это праздничная одежда, и ожидания обусловлены нашим восприятием соответствующего события и его смысла. Например, свадьба, выпускной или получение Нобелевской премии.

Бывает и одежда для похорон, но в современной европейской культуре она не занимает большого места. Так же, как и сама смерть как событие.

Когда мы делаем одежду для конкретного случая или занятия, мы думаем о себе или другом, как мы или этот человек будет заниматься тем делом, для которого одежда. И обычно в этих мыслях есть забота.

Идея изготовления одежды как формы заботы и даже магической защиты и помощи ее будущему носителю очень древняя. В любой книге о народных орнаментах рассказывается о символическом значении разных мотивов. Набор значений у всех народов примерно один (различия обусловлены условиями жизни, например, у исландцев много орнаментов про море, а у русских — нет), а конкретные изображения разные. Например, я недавно узнала, что листья конопли, точнее, стилизованные почти до неузнаваемости листья, японцы изображали традиционно на детских пеленках и одежде как символ роста и развития (потому что конопля быстро растет). И, по всем правилам симпатической магии это пожелание ребенку расти большим и здоровым, развиваться успешно.

Рациональная забота (свяжу сыночку носки, чтобы он зимой играл на улице и ему было тепло, и он не простужался) очень естественно перетекает в магическую. Любое украшение самодельной одежды — это метка, напоминающая носителю о том, кто для него эту одежду сделал. Даже если это не канонический орнамент с известным обоим смыслом. Соответственно — напоминание о том, что этот человек о нем заботится. Само по себе такое напоминание поддерживает и помогает. Если отношения соответствующие, конечно.

Когда мы делаем одежду для себя, чтобы заниматься в ней таким-то делом, мы так же вкладываем свое отношение к себе в данной роли. И так же можно добавить для себя что-то ободряющее, «решительное», успокаивающее, помогающее сосредоточиться и сконцентрироваться, выделяющее из толпы и т.д. — по потребностям. Пример элемента для себя, выделяющего из толпы — ярко-алая подкладка строгой офисной одежды. Подкладка не видна окружающим или видна редко и немного, но владелец пиджака знает!

Наверное, в одежде для конкретного занятия проще всего проявить заботливое отношение к себе. И изготавливаем ли мы вещи сами, заказываем или выбираем из готовых — непринципиально. Неважно, какие именно физические действия совершать, можно и просто выбирать в магазине вещи, собирать комплект, в котором лично вам будет удобно заниматься таким-то делом. Удобно не только физически, а во всех смыслах комфортно. Думая о конкретном занятии, это проще делать. А потом можно распространить приобретенное умение на всю одежду вообще.

Красивые части тел(а)

Что вообще такое красивое? Красивая часть тела — это то, что я хочу, чтобы было видно.  То ли потому, что мне самой нравится, то ли потому, что другие хвалят и любуются, то ли по обеим причинам сразу.

Человеку свойственно воспринимать образы целиком. И когда я любуюсь своей, к примеру, щиколоткой, я наслаждаюсь неким образом, в который её вписываю. Даже если я не называю этот образ словами. Вид моей щиколотки помогает мне чувствовать себя такой-то. И мне нравится быть такой-то. Если не помогает, я не стану на неё смотреть.

Очевидно, что моё желание-нежелание показывать себе и окружающим ту или иную часть лично моего тела зависит от образа, котором я хочу пребывать. Например, если я хочу выглядеть хрупкой, мне надо прятать руки в достаточно широкие рукава. По ним (даже от предплечий) видно, что нифига не хрупкая. Голые тонкие руки как раз работали бы на хрупкость образа, а если мне всё время на глаза попадаются мои руки, это зрелище постоянно разбивает образ хрупкой барышни. И логично предположить, что когда их видят другие, у них тоже не возникает ощущения хрупкости меня. Впечатление от рук можно было бы чем-то перебить, но проще не оставлять их голыми или в обтягивающих рукавах. Если я хочу выглядеть хрупкой. Вообще-то я не хочу, это абстрактный пример :) Но если бы хотела, и в целом достаточно успешно создавала бы образ хрупкой, но из него торчали бы мои довольно сильные и нехудые руки, они выглядели бы некрасиво. Сами по себе вполне симпатичные руки, но не в любой образ вписываются :)

Красота той или иной части — это соответствие ее общему образу, который желательно создать. Про человека можно сказать, что он некрасивый, у него лошадиное лицо. А лошадь с еще более лошадиным лицом выглядит вполне гармонично или даже прекрасно. И уж если что-то делает конкретную лошадь не очень красивой, то не лошадиность ее морды.

Тело и все его части в конкретный момент времени такие, какие есть (в перспективе можно сделать их другими, но не за время, оставшееся до выхода из дома). Можно, наверное, выстраивать образ, опираясь на какие-то части себя, которые нравятся лично вам и которые хочется показывать. Например, если вы любуетесь своей талией и хотите, чтобы другие тоже любовались, можно попробовать «плясать» от задачи показать, какая красивая у вас талия. Обычно «красивая талия» — это некоторая окрестность собственно линии, обнимающей самое узкое место туловища. Переход к бедрам и ягодицам, линия живота — вниз, и нижняя часть грудной клетки (до молочных желез). Какую именно из линий, включающих талию, вы хотите показать? А какую, может быть, не хотите показывать, а предпочли бы спрятать? И что нарисовать на ее месте?

«Прорисованная» желательными линиями талия — уже часть образа, а не часть тела.

И вот тут получается интересное. В одни образы вписывать своё личное тело легко и приятно, а в другие оно ну никак не лезет. Если мы берём образы извне, хоть из глянцевых журналов, хоть с фотографий бабушки в молодости, запросто может оказаться, что конкретное тело в них нэ лэзе. Это обычное дело, так бывает часто и это грустно. Потому что получается, что это я некрасивая, и руки у меня некрасивые, и щиколотки дурацкие, а на плечи и смотреть не хочется. Образу не соответствует, ломает, фу, плохое.

А хорошая новость состоит в том, что найти себе образ, радующий душу и глаз и в который легко вписывается то тело, что имеет в распоряжении, можно всегда. Чтобы этот образ себе найти и сделать, конечно, придётся что-то о себе узнать. Но таких противных людей, с которыми совсем не хочется знакомиться, немного :) А через некоторое время этот найденный и выращенный образ изменится и пойдёт меняться дальше, и заранее не скажешь, куда всё это вырулит. Но будет красиво.

Деловая одежда

Информационный спонсор этого текста — Mismanagement University

Олега Шестопалова. А именно — фрагмент вот этой записи:

Ваша одежда для офиса (и связанных с деловой жизнью событий) удобна, безупречно чиста и отглажена, не противоречит моде и не следует ей, безусловно, вам идет и, разумеется, не выглядит новой.

Это определение деловой одежды отличается от тех, что встречались мне раньше. И под него подпадает и то, во что одеваюсь обычно я, когда работаю и меня кто-то видит. Когда я одна дома шью, я могу быть и вовсе не одета, если дома тепло и надо часто мерить то, что шью. В этом и разница между рабочей одеждой и деловой: в рабочей совершенно неважно, как выглядишь, лишь бы было удобно работать, а в деловой имеет значение ещё и впечатление, которое производишь на себя в зеркале и на окружающих.

И я задумалась о деловой одежде вообще. Бывает строгий дресс-код. В некоторых компаниях существуют пространные инструкции об одежде и внешнем виде сотрудников в рабочее время. Но такое встречается не так уж часто. Обычно есть только некие общие соображения касательно одежды и внешнего облика вообще на работе.

В общем и целом одежда и прочее должно помогать работе и не мешать ей. Не мешать — значит не отвлекать ни носителя, ни коллег от дел и не стеснять необходимых движений. Помехи движениям — дело индивидуальное. Одни люди не представляют, как можно печатать с длинными ногтями, а другие это делают. Значит, им достаточно удобно.

Отвлекает от дел не только подчеркнуто сексуальная одежда, но и неудобная физически. Некомфортная в том или ином смысле одежда, постоянно раздражая, провоцирует неприятие и самой работы, которой мы в этой одежде занимаемся.

Костюм, делающий из человека «винтик» (неважно, какой именно, важно, что надетый с этой целью) подавляет творчество и инициативу. Это невыгодно работодателю и портит жизнь работнику и ухудшает его карьерные и денежные перспективы. Люди получают больше удовольствия от творческой работы. Творческая работа — это не рисовать или петь, это самостоятельно (единолично или в сотрудничестве с кем-то) решать интересные лично вам задачи.

И тут, конечно, возникает вопрос — а в решении каких именно задач состоит лично ваша работа? Чтобы одеться подобающим образом, надо же понимать, для чего. «Офисный костюм» — это для времяпрепровождения в офисе. Прекрасно, а что вы там делаете?

Стройность

Худой и стройный -  вовсе не синонимы. Чтобы было удобнее, оставим пока человеческие фигуры и подумаем о другом стройном. Например, стройное дерево. Или даже стройная теория.

Стройная теория непротиворечива внутренне и не противоречит известным нам фактам. Она понятна, разные ее положения взаимосвязаны. Она не разваливается ни сама по себе, ни от взаимодействия с фактами. Связность ее положений обеспечивает некую внутреннюю плотность. Стройная теория красива. Также красивой может быть гипотеза, рассуждение, логическое доказательство.

Такая интеллектуальная эстетика доступна не всем и не всеми, кому доступна, осознается. Но она существует. И я думаю, что базируется на том же, на чем и «просто чувственная» эстетика.

Мостик, соединяющий интеллектуальную радость с чувственным удовольствием от увиденного — техническая, инженерная мысль. Тоже не всегда осознаваемая. В двух словах — «некрасивые самолеты не летают». Красивые не обязательно летают, конечно.

Вот мы уже подошли к стройности объектов материального мира. Например, стройное дерево. Оно тоже собранное, компактное, и при этом вытянутое вверх. Дерево вроде этого (старый орех в Главном ботаническом саду в Москве) стройным не назовешь.

Орех

А вот эта елка, по-моему, вполне стройная.

Ель

В кроне елки мы видим ту же плотность, компактность, связность, что и в стройной теории. Ветки не торчат во все стороны, общий контур кроны легко угадывается. Мы все равно рисуем его мысленно — настоящего контура, который можно потрогать руками, у кроны елки нет. Если бы мы попытались обвести его пальцем, получилась бы очень сложная линия по иголкам, веточкам, шишкам, а кое-где и по стволу. Мы сами «рисуем» елке стройную крону.

А как двигается стройное тело? Например, рыба. Огромный и весьма упитанный лосось плывет стремительно.

Лосось

«Разваливающаяся» рыба крылатка так не умеет. Крылатка красивая, но стройной ее не назовешь. Растрёпа она!

Крылатка

Приложим теперь все соображения о стройности, изложенные выше, к человеческим фигурам. Получается, что стройная фигура — это компактная, гладкая (лаконичной формы, не как крылатка), плотная и достаточно гармоничная во взаимодействии с окружающим миром. По-простому — ловкая. С уверенными движениями и устойчивыми позами.

Рост и полнота-худоба тут вовсе ни при чем. Не всякое голое тело выглядит стройным. Но обычно люди носят одежду, и одеждой можно придавать себе разные формы. Если хочется — стройные. Но без хотя бы минимальной лёгкости и ловкости движений впечатления стройности не будет. «Разваливающиеся», неловкие движения ломают стройность фигуры, даже если неподвижной она и выглядела стройной.

А чтобы выглядеть тоньше в целом или отдельными частями, можно использовать разные иллюзии. Это другая тема.